Добавить объявление
  Вход/регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Валерий Ромашкин: «Операция на сердце как шахматы - один необдуманный ход и игра пойдет уже не по твоим правилам»


Эксперты

Валерий Ромашкин: «Операция на сердце как шахматы - один необдуманный ход и игра пойдет уже не по твоим правилам»
22.07.2015
Пару минут назад Валерий Викторович закончил свою очередную операцию. Все стандартно- несколько часов кропотливой работы, отточенные, до совершенства, движения и сердце больного бьется вновь. Хирург отправляется в свой кабинет, а пациент отправляется в новую жизнь, получив шанс переоценить отношение к здоровью и вновь начать дышать полной грудью. Что это - божий умысел или мастерство врача?

Ромашкин Валерий Викторович- знаковая фигура в югорской медицине. Он внес неоценимый вклад в развитие кардиохирургии в регионе, а сегодня является внештатным специалистом Департамента здравоохранения округа. Примечательно, что в год юбилея Центра диагностики и сердечно- сосудистой хирургии профессиональный стаж Валерия Викторовича также приблизился к 20летию.


- Я не потомственный медик, но уже со школы знал, что стану врачом. В 1994 году окончил Омский медицинский институт. До сих пор помню все, что преподавали, хоть и 20 лет прошло. Учиться было интересно, особенных трудностей не возникало. Мне кажется, когда что-то нравится, нравится один раз и навсегда.

В 95ом году я уже работал в кардиохирургическом отделении Омской областной больницы. Первой моей операцией была перевязка открытого артериального протока у ребенка. К слову, заграницей такого рода манипуляции доверяют исключительно опытным кардиохирургам, поэтому во время моей рабочей поездки в Германию коллеги весьма удивились, узнав, каким был мой дебют.


Как Вас встретил север? Помните, как все начиналось?

-Да. В Сургут меня пригласила первый главный врач, тогда еще ОКДЦ, Лаврентьева Галина Ивановна. Через полтора года я уехал в Ханты-Мансийскую Окружную клиническую больницу, где возглавил кардиохирургическое отделение, а через 6 лет вернулся в ОКД на должность заместителя главного врача по медицинской части. Сегодня, несмотря на большой оборот документации, и вообще административной работы, стараюсь 2-3 раза в неделю в операционной бывать.


Прежде чем пациент окажется в Ваших руках, он проходит тщательную подготовку: исследования, диагностика, анализы, консилиум и только после этого определяется дальнейшая тактика лечения. А как кардиохирург настраивается перед операцией?

- Детально изучаю данные больного и проигрываю ситуации, которые могут возникнуть во время работы. Я думаю, профессионализм и заключается в способности предусмотреть происходящее на несколько шагов вперед. Это как в шахматах - один необдуманный ход и игра уже может пойти не по твоим правилам. Когда пациент на столе- счет идет на минуты, особенно если сердце остановлено. Впустую потраченное время может спровоцировать осложнения. Личный настрой врача тоже важен. Мне хотя бы минут 10 требуется для того, чтобы переключиться, осознать, что иду не административные дела решать, а к пациенту. Но никаких особенных ритуалов у меня нет, «Полет валькирий» не слушаю (смеется).


Ваши пациенты - это, зачастую, люди между жизнью и смертью. По большому счету, от исхода операции зависит их будущее. Настроение больного накануне процедуры имеет значение?

- Безусловно. Мысль материальна и в этом я за 20 лет убедился. В моей практике неоднократно бывали случаи, когда пациент перед абсолютно стандартной операцией испытывал откровенный страх, психологически был не настроен и это, к сожалению, приводило не к лучшим последствиям. И наоборот, объективно безнадежный случай, шансы на благоприятный исход минимальны, но желание пациента победить недуг любой ценой помогает врачу и человек выздоравливает.


Жажда жить и профессиональная работа хирурга - вот слагаемые успешной операции.

Сегодня полостные операции, такие как аортокоронарное шунтирование, протезирование клапанов сердца проходят в штатном порядке и длятся не более 4ех часов. Но, в Окружном кардиодиспансере проводятся и более сложные хирургические манипуляции, когда специалистам по 10 часов приходится стоять у стола. Что помогает Вам выдерживать колоссальную нагрузку?

- В операционной время меняет свой ход. Бывало, только встанешь к столу, поднимаешь голову, а за окном уже темно. Не замечаешь, как пролетает 10-12 часов, потому что предельно сконцентрирован каждую минуту, работая, грубо говоря, на 30сантиметровом операционном поле. Это действительно сложно, поэтому и женщины-кардиохирурги- большая редкость.


Более века назад русский ученый Иван Павлов сказал: «Лучший отдых- это смена вида деятельности». Как Вы восстанавливаете силы?

- Кардиохирургия для меня- это и работа, и хобби. Если я не в Центре, то всегда на телефоне. В любое время суток мне могут позвонить коллеги, посоветоваться, когда решение необходимо принять экстренно. По опыту знаю, медицина не терпит дилетантов и случайных людей здесь нет. Надо быть абсолютным профессионалом или не быть вовсе, среднего не дано. Конечно, большую часть своей жизни я провожу на работе, и, к счастью, близкие относятся к этому с пониманием. Только в отпуске я могу полностью отключиться от дел и посвятить время семье.

Кардиохирургия- дама капризная. Она требует к себе особого отношения, полной самоотдачи, преданности… А что взамен? Реализация профессиональных амбиций, воплощение детской мечты, сотни, а в случае Валерия Викторовича Ромашкина, тысячи спасенных жизней! Пожалуй, не так и мало… 



Екатерина Атесова










Комментариев пока нет.


Для написания комментариев необходима авторизация на сайте.




Актуальные новостиВсе новости




19.02.2018 Карантин в школах Сургута и Сургутского района продлен